Обзор судебной практики Арбитражного суда Дальневосточного округа за 2 квартал 2016 года

Дата: 
11.08.2016

Утвержден президиумом

Арбитражного суда

 Дальневосточного округа

«11» августа 2016 года

 

Обзор судебной практики

Арбитражного суда Дальневосточного округа

за 2 квартал 2016 года

 

Судебная коллегия по рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений

1. Установленный судами факт отсутствия акта сдачи-приемки проектной и рабочей документации, составление которого сторонами в силу условий заключенного контракта предшествует дальнейшей передаче данной документации в учреждение, осуществляющее экспертизы проектов документов территориального планирования, проектной документации и результатов инженерных изысканий, не лишает заказчика права требования от подрядчика возмещения расходов на проведение государственной экспертизы проектной документации.

Администрация муниципального района обратилась в арбитражный суд с иском к обществу о расторжении муниципального контракта, взыскании неустойки и расходов на проведение государственной экспертизы  проектной документации.

 Отказывая истцу в возмещении расходов на проведение экспертизы, суд первой инстанции, выводы которого поддержаны апелляционным судом, исходил из отсутствия причинно-следственной связи между действиями ответчика и понесенными администрацией муниципального района затратами, учитывая, что в нарушение условий контракта о порядке принятия работ сторонами по вине истца не подписан акт сдачи-приемки проектной и рабочей документации.

Суд округа, принимая новый судебный акт об удовлетворении требований администрации в заявленном размере, указал на неправильное применение судами нижестоящих инстанций правовых норм, а  именно положений статей 309, 758, 761 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).

Расходы на проведение государственной экспертизы признаны понесенными истцом вследствие ненадлежащего исполнения ответчиком обязательства по муниципальному контракту, что повлекло возникновение у общества обязанности по возмещению убытков по правилам статьи 393
ГК РФ.

В свою очередь, окружным судом обращено внимание на то, что установленный судами факт отсутствия акта сдачи-приемки проектной и рабочей документации, составление которого сторонами в силу условий заключенного контракта предшествует дальнейшей передаче данной документации в учреждение, осуществляющее экспертизы проектов документов территориального планирования, проектной документации и результатов инженерных изысканий, сам по себе не влияет на реализацию истцом права требования возмещения спорных расходов. Кроме того,  условия муниципального контракта не предусматривают освобождение подрядчика от ответственности за убытки в случае, когда такой акт не оформлен.

Постановление от 20.04.2016 № Ф03-1486/2016

по делу  № А24-2848/2015

 

2. Отказ апелляционного суда в восстановлении пропущенного срока в отсутствие недобросовестности заявителя жалобы и злоупотреблений с его стороны процессуальными правами означает необоснованное лишение такого лица права на пересмотр судебного акта в апелляционном порядке, что не соответствует задачам судопроизводства и нарушает предусмотренное статьей 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) право заявителя на судебную защиту своих прав.

Комитет по управлению муниципальным имуществом обратился в апелляционный суд в порядке статьи 42 АПК РФ с жалобой на решение суда первой инстанции о взыскании с общества в пользу предприятия неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Апелляционный суд на основании пункта 3 части 1 статьи 264 АПК РФ возвратил жалобу заявителю в связи с пропуском срока на апелляционное обжалование и отказом в удовлетворении ходатайства о его восстановлении.

Суд кассационной инстанции, руководствуясь положениями действующего процессуального законодательства – статьями 2, 113, 114, 257, 259 АПК РФ, а также разъяснениями, содержащимися в пункте 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 № 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции», сослался на необходимость соблюдения права на судебную защиту, относящегося к основным неотчуждаемым правам и свободам, и одновременно выступающего гарантией всех других прав и свобод (статья 46 Конституции Российской Федерации).

 В постановлении суда округа обращено внимание на то, что установление срока на обжалование судебного акта арбитражного суда обусловлено необходимостью гарантировать правовую определенность в спорных материальных правоотношениях и стабильность гражданского оборота. Вместе с тем при установлении порядка обжалования судебного акта на основе баланса между принципом правовой определенности и правом на справедливое судебное разбирательство должна быть обеспечена и реальная возможность участвующим в деле лицам воспользоваться правом на пересмотр судебного решения.

Кроме того, апелляционным судом не было учтено, что комитет обратился с апелляционной жалобой в порядке статьи 42 АПК РФ в пределах шестимесячного срока со дня, когда узнал о вынесении обжалуемого решения и нарушении его прав и законных интересов.

Кассационная инстанция, отменяя определение апелляционного суда о возвращении апелляционной жалобы, указала на то, что отказ апелляционного суда в восстановлении пропущенного срока в отсутствие недобросовестности заявителя жалобы и злоупотреблений с его стороны процессуальными правами означает необоснованное лишение комитета права на пересмотр судебного акта в апелляционном порядке, что не соответствует задачам судопроизводства и нарушает предусмотренное статьей 4 АПК РФ право заявителя на судебную защиту своих прав.

 

Постановление от 05.05.2016 № Ф03-1898/2016

по делу  № А37-1037/2014

 

3. При разрешении спора о взыскании задолженности за оказанные услуги водоснабжения и водоотведения при безучетном самовольном присоединении к системе центрального водоснабжения, необходимо установить наряду с фактом самовольного пользования ресурсом такого обстоятельства как проведение контрольной  проверки технического состояния объектов централизованной системы водоснабжения, предшествующей этому самовольному пользованию.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности за потребленную предприятием холодную воду и оказанные услуги по водоотведению.

Разрешая спор, суд первой инстанции, исходя из установленного факта неправомерного пользования ответчиком услугами водоснабжения в связи с выявленными нарушениями, признал иск подлежащим удовлетворению в части требований, объем потребленного ресурса по которым определен расчетным методом.

В свою очередь, апелляционный суд пришел к выводу о недоказанности истцом при исчислении спорной задолженности в соответствии с подпунктом «а» пункта 16 Правил организации коммерческого учета воды, сточных вод, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 04.09.2013 № 776 (далее – Правила № 776), факта проведения последней проверки объектов водоснабжения ответчика, в связи с чем решение суда первой инстанции отменил, отказав в удовлетворении иска.

Отменяя судебный акт суда апелляционной инстанции с направлением дела на новое рассмотрение в нижестоящий суд для выяснения вопроса о проведении контрольной проверки технического состояния объектов централизованной системы водоснабжения, предшествующей самовольному пользованию коммунальным ресурсом, суд кассационной округа исходил из следующего.

 В отсутствие доказательств проведения контрольной проверки технического состояния объекта централизованной системы водоснабжения  применению подлежит расчет определения объема потребленного ресурса, указанный в подпункте «а» пункта 16 Правил № 776.

При решении вопроса о периоде, в течение которого ответчиком осуществлялось самовольное пользование ресурсом, рекомендовано исходить из установленных обстоятельств, а также предмета и основания иска, учитывать дату вступления в силу Правил № 776 и дату прекращения самовольного пользования предприятием системами водоснабжения, что признается не противоречащим указанным Правилам.

 

Постановление от 06.04.2016 № Ф03-1307/2016

по делу № А51-7216/2015

 

4. Демонтаж или перенос барьерного ограждения, оборудованного вдоль автомобильной дороги, возможен только при проведении работ по реконструкции переходно-скоростных полос на подъездах и съездах к объектам дорожного сервиса в соответствии с техническими требованиями и условиями, согласованными уполномоченным органом, и соблюдением требований безопасности неограниченного круга лиц, эксплуатирующих транспортные средства, являющиеся источниками повышенной опасности, на федеральных дорогах.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к казенным учреждениям, открытому акционерному обществу об устранении нарушения права собственности истца на земельный участок и находящую на нем автозаправочную станцию путем обязания:

- демонтировать дорожное металлическое ограждение, заграждающее въезд на земельный участок к находящейся на нем автозаправочной станции и выезд с него, препятствующий эксплуатации автозаправочной станции;

- выдать согласие, содержащее технические требования и условия, на реконструкцию переходно-скоростных полос существующих съездов и выездов,  предназначенных  для  съезда  (выезда)  с  автомобильной  дороги  к автозаправочной станции.

Суды обеих инстанций признали заявленные требования подлежащими удовлетворению, возложив на казенное учреждение обязанность произвести демонтаж дорожного металлического ограждения,  заграждающего  въезд  на  земельный  участок к находящейся на нем автозаправочной станции по указанному адресу и выезд с него; а также выдать согласие, содержащее технические требования и условия, на реконструкцию переходно-скоростных полос существующих съездов и выездов,  предназначенных  для  съезда  (выезда)  с  автомобильной  дороги к автозаправочной станции. В части требований к иным ответчикам в иске отказано.

Рассматривая дело в пределах, определенных процессуальным законодательством, суд кассационной инстанции отказал в удовлетворении иска в части обязания ответчика демонтировать дорожное металлическое ограждение, признав, что до обустройства переходно-скоростных полос данное требование фактически направлено на использование необорудованных в соответствии с требованиями действующего законодательства примыканий (съездов) с трассы к объекту придорожного сервиса что, безусловно, нарушает баланс публичных и частных интересов.

Более того, судебная коллегия отметила, что воля собственника объекта недвижимости, не соблюдающего требования специальных норм и правил, не является абсолютной и на этом основании не может быть противопоставлена требованиям безопасности неограниченного круга лиц, эксплуатирующих транспортные средства, являющиеся источниками повышенной опасности, на федеральных дорогах.

 

Постановление от 04.05.2016 № Ф03-910/2016

по делу № А51-29722/2014

 

5. Несоответствие возведенного строения целевому назначению земельного участка, на котором оно расположено, является достаточным основанием для признания постройки самовольной и для возложения на лицо, осуществившее эту постройку, обязанности ее снести.

Орган местного самоуправления обратился в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о признании самовольной постройкой строящегося здания; об обязании снести за его счет указанный объект посредством демонтажа и приведения земельного участка в пригодное для дальнейшего использования состояние; в случае неисполнения решения суда по демонтажу самовольной постройки предоставить право истцам осуществить ее снос за свой счет с последующим взысканием с ответчика понесенных на демонтаж затрат.

Предпринимателем заявлен встречный иск о признании права собственности на самовольную постройку.

По результатам повторного рассмотрения дела суд первой инстанции, выводы которого поддержаны апелляционным судом, в удовлетворении первоначального иска о признании постройки самовольной и ее сносе отказал; встречный иск удовлетворил, по мотиву того, что лицо, создавшее самовольную постройку, принимало надлежащие меры к ее легализации, в частности к получению разрешения на строительство; в ходе реконструкции объекта соблюдены необходимые строительные и санитарные нормы и правила, в связи с чем указанное строение не создает угрозы жизни и здоровью граждан. При этом суды посчитали, что принадлежащий ответчику объект капитального строительства не изменил своего назначения после реконструкции и представляет собой, как и ранее, жилой дом, в связи с чем назначение земельного участка не изменилось.

Суд кассационной инстанции с выводами, изложенными в решении суда первой инстанции и постановлении апелляционного суда, не согласился, обращая внимание на то, что признание права собственности на самовольную постройку в судебном порядке является исключительным способом защиты права, который может применяться в случае, если лицо, обратившееся в суд, по какой-либо независящей от него причине было лишено возможности получить правоустанавливающие документы на вновь созданный или реконструированный объект недвижимости в порядке, установленном нормативными правовыми актами, регулирующими отношения, связанные с градостроительной деятельностью, и отношения по использованию земель.

 При этом сам по себе факт обращения предпринимателя с заявлениями о выдаче разрешения на строительство и отказы уполномоченных органов в выдаче соответствующих разрешений не могут свидетельствовать о принятии ответчиком надлежащих мер для легализации спорного объекта, без исследования вопроса о правомерности принятия уполномоченным органом таких решений по результатам рассмотрения обозначенных заявлений.

Кроме того, кассационным судом указано, что для рассмотрения иска о сносе самовольной постройки юридически значимым обстоятельством является определение статуса реконструированного объекта, от которого зависит разрешение вопроса о наличии либо об отсутствии самовольного изменения вида разрешенного использования земельного участка в результате реконструкции объекта недвижимости.

 

Постановление от 27.06.2016 № Ф03-2237/2016
по делу № А51-33592/2014

 

6. Наложение судебного штрафа за непредставление лицами, участвующими в деле, дополнительных доказательств, которые арбитражный суд предложил представить в обоснование их собственных требований или возражений согласно части 2 статьи 66 АПК РФ, не предусмотрено.

В рамках дела, рассмотренного арбитражным судом в порядке искового производства, на истца наложен штраф за неисполнение судебных актов, а также невыполнение требований суда, которые были расценены судом как действия, направленные на неоправданное затягивание рассмотрения дела, препятствующее выяснению судом всех имеющих значение для правильного его разрешения обстоятельств и вынесению законного и обоснованного решения.

Апелляционный суд оспариваемое определение о наложении судебного штрафа оставил без изменения.

Вместе с тем, проверяя законность принятых по делу судебных актов нижестоящих судов, суд округа обратил внимание на то, что наложение судебного штрафа является правом арбитражного суда, который в рамках своих дискреционных полномочий на основе конкретных обстоятельств отдельно взятого дела и действующего законодательства вправе принять соответствующее решение о наложении судебного штрафа или об отказе в его наложении.

Указывая, что судебный штраф является мерой юридической ответственности, представляющей собой имущественную санкцию, которая применяется арбитражным судом по основаниям и в порядке, которые установлены АПК РФ в отношении лиц, не исполняющих возложенные на них законом обязанности и (или) законные требования арбитражного суда, также отмечено, что определение степени уважительности участника процесса к суду находится в компетенции суда и устанавливается при наличии к тому законных оснований.

При этом непредставление истцом документов, необходимых для обоснования заявленных требований, не может по смыслу положений части 2 статьи 66 АПК РФ рассматриваться как проявление неуважения к суду, поскольку правовым последствием несовершения участвующим в деле лицом таких действий является отказ в удовлетворении иска по существу, а не наложение судебного штрафа.

 

Постановление от 19.04.2016 № Ф03-1411/2016

по делу № А73-15067/2015

 

7. Управляющая компания в силу возложенных на нее законом обязанностей по надлежащему сохранению и использованию общего имущества собственников многоквартирного дома имеет право на обращение в суд с требованием о взыскании неосновательного обогащения, возникшего в связи с использованием указанного имущества, выразившимся в незаконном размещении рекламных конструкций на фасаде многоквартирного дома.

Управляющая компания на основании пункта 1 статьи 1102, пункта 2 статьи 1105 ГК РФ обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением к обществу о взыскании неосновательного обогащения, возникшего в связи с использованием имущества собственников многоквартирного дома, выразившимся в незаконном размещении рекламных конструкций на фасаде многоквартирного дома.

По результатам рассмотрения дела суд первой инстанции, признавая доказанным факт незаконного пользования общим имуществом собственников жилого дома в результате размещения  информационно-рекламных конструкций без согласования такой установки с собственниками помещений дома и заключения соответствующего договора, а также размер неосновательного обогащения, иск удовлетворил.

Апелляционный суд, отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в иске, пришел к выводу о недоказанности истцом наличия у него права на предъявление настоящего иска, а также факта того, что он является управляющей компанией указанного дома, равно как и того, что собственники установили плату за размещение рекламных конструкций, поскольку признал протоколы общих собраний собственников многоквартирного дома и договор управления несоответствующими положениям части 1 статьи 46 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее – ЖК РФ), пункта 15 приказа Минстроя России от 31.07.2014 № 411/пр «Об утверждении примерных условий договора управления многоквартирным домом и методических рекомендаций по порядку организации и проведению общих собраний собственников помещений в многоквартирных домах».

Суд кассационной инстанции, оставляя в силе решение суда первой инстанции, признав ошибочность выводов апелляционного суда, указал, что исходя из положений статьи 304 ГК РФ и пунктов 6, 7 статьи 138 ЖК РФ, управляющая компания в силу возложенных на нее законом обязанностей по надлежащему сохранению и использованию общего имущества имела право на обращение в суд с рассматриваемыми требованиями, заявленными в интересах всех собственников квартир и помещений, находящихся в управляемом доме.

Окружной суд поддержал вывод суда первой инстанции о том, что  решения общего собрания собственников помещений многоквартирного дома, принятые по вопросам их компетенции, являются оспоримыми и обязательны для всех собственников помещений в доме до признания их недействительными судом.

 

Постановление от 09.06.2016 № Ф03-2476/2016

по делу № А51-15413/2015

 

8. При установлении суммы процентов по вознаграждению временного управляющего не может быть использован формальный подход, поскольку впоследствии это может привести к нарушению прав и законных интересов кредиторов и должника.

В рамках дела о признании закрытого акционерного общества несостоятельным (банкротом) в арбитражном суде рассматривалось заявление об установлении процентов по вознаграждению временного управляющего за проведение процедуры наблюдения в отношении юридического лица.

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, заявленные требования удовлетворены, при этом суд исходил из недоказанности уполномоченным органом того, что действительная стоимость активов должника значительно меньше стоимости, рассчитанной арбитражным управляющим на основании бухгалтерской отчетности, а именно содержащихся в бухгалтерском балансе сведений о стоимости активов должника.

Суд кассационной инстанции, отменяя судебные акты нижестоящих судов и направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции,  указал на неисследованность заявленного уполномоченным органом довода о несоответствии действительной стоимости активов стоимости, указанной в бухгалтерском балансе, в связи с чем вывод о точности балансовой стоимости активов должника, с применением которой был определен размер установленной суммы процентов, признан ошибочным.

Кроме того, окружной суд обратил внимание на то, что  использование в этой ситуации под условием (если будет впоследствии установлено) разъяснений, содержащихся в абзаце третьем пункта 12.6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.12.2013 № 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве» и допускающих пересмотр судебного акта об определении размера суммы процентов по вновь открывшимся обстоятельствам в случае, если после реализации активов должника выяснится, что вырученная сумма значительно меньше, чем ранее определенная на основании бухгалтерской отчетности их стоимость, в качестве обоснования возможности установления суммы процентов по вознаграждению, представляется неправильным, поскольку указанное разъяснение применимо к тем обстоятельствам, когда сумма процентов по вознаграждению уже была установлена, и при рассмотрении вопроса об установлении процентов не возникло серьезных сомнений в достоверности данных бухгалтерской отчетности.

В противном случае, формальное установление суммы процентов по вознаграждению в случае последующего выявления недостоверности действительной стоимости активов, влечет необоснованную выплату процентов по вознаграждению временного управляющего, и является основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам. Учитывая, что совершение соответствующих процессуальных действий требует значительных временных затрат, формальный подход к разрешению вопроса об установлении процентов по вознаграждению является недопустимым, поскольку впоследствии может повлечь нарушение прав и законных интересов кредиторов и должника.

 

Постановление от 21.04.2016 № Ф03-1441/2016

по делу № А59-5120/2014,

 

9. Заявление о признании гражданина банкротом, при отсутствии заявлений иных кредиторов, может быть признано необоснованным, а производство по делу подлежащим прекращению, если на дату заседания арбитражного суда по проверке обоснованности первоначального заявления о признании гражданина банкротом отсутствуют условия, предусмотренные пунктом 2 статьи 213.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве).

Неисполнение гражданином решения суда о погашении задолженности в размере, превышающем пятьсот тысяч рублей, перед банковской организацией явилось основанием для обращения последней в арбитражный суд с заявлением о признании физического лица несостоятельным (банкротом).

До начала судебного заседания по проверке обоснованности указанного заявления, кредитное учреждение уточнило требования, уменьшив их сумму вследствие частичного погашения долга физическим лицом, и просило ввести в отношении должника процедуру реализации принадлежащего ему имущества.

Суд первой инстанции, с выводом которого согласился апелляционный суд, установив частичное исполнение ко времени рассмотрения обоснованности требования заявителя к должнику, вследствие которого размер неоплаченной задолженности составил менее пятисот тысяч рублей, признал необоснованным заявление банковской организации как единственного кредитора о признании гражданина несостоятельным (банкротом), в связи с чем прекратил производство по делу.

Оставляя состоявшиеся по делу судебные акты без изменения, суд кассационной инстанции отметил, что в отсутствие на дату судебного заседания суда первой инстанции по проверке обоснованности заявления кредитора условий, предусмотренных пунктом 2 статьи 213.3 Закона о банкротстве, не имеется правовых оснований для введения процедуры, применяемой в деле о банкротстве гражданина.

 

Постановление от 21.04.2016 № Ф03-1779/2016

по делу № А24-4254/2015

Определением от 15.07.2016 № 303-ЭС16-7508

отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии

Верховного Суда Российской Федерации

 

10. Обращение конкурсного управляющего общества с заявлением о замене кредитора, чьи требования включены в реестр требований кредиторов в деле о банкротстве другого должника, является оптимальным способом восстановления законных прав общества, в отношении которого также возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве), а, следовательно, и кредиторов последнего.

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) юридического лица – общества А в арбитражный суд обратилось акционерное общество (правопреемник кредитора) в лице конкурсного управляющего с заявлением о замене общества Б как кредитора, чьи требования включены в реестр требований кредиторов должника.

Отказывая в удовлетворении заявления конкурсного управляющего акционерного общества о процессуальном правопреемстве, суды обеих инстанций исходили из того, что в связи с признанием судом недействительным договора уступки права требования, заключенного между акционерным обществом и обществом Б, на котором основано требование последнего как кредитора в рамках дела о банкротстве общества А, общество Б с момента совершения договора цессии не являлось субъектом спорного правоотношения, а потому не имело и процессуального права на обращение в арбитражный суд с заявлением о включении требования в реестр требований кредиторов должника. В этой связи суды, ссылаясь на положения пункта 3 статьи 61.6, статьи 142 Закона о банкротстве, указали на то, что акционерное общество приобретает право требования к должнику, которое подлежит удовлетворению в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).

Проверяя законность и обоснованность состоявшихся по делу судебных актов, и удовлетворяя заявление о замене кредитора на его правопреемника, суд кассационной инстанции с выводами, изложенными в определении суда первой инстанции и постановлении апелляционного суда, не согласился ввиду следующего.

Основанием для процессуального правопреемства является переход субъективных материальных прав и обязанностей от одного лица к другому. Процессуальное правопреемство обуславливается правопреемством в материальном праве.

В рассматриваемой ситуации, применяя последствия недействительности сделки в виде восстановления права требования акционерного общества, суд по существу подтвердил субъективное материальное право акционерного общества на истребование от должника данной задолженности. В связи с этим, обращаясь в арбитражный суд с соответствующим заявлением конкурсный управляющий акционерного общества выразил волеизъявление, направленное на восстановление его права требования к должнику задолженности, которое, в свою очередь, было передано обществу Б по договору цессии, и установлено в настоящем деле в сумме, признанной обоснованной.

 

Постановление от 16.05.2016 № Ф03-720/2016
по делу № А51-1355/2014

 

11. Неустранение собственниками приборов учета в двухмесячный срок нарушений, выявленных ресурсоснабжающей организацией, по смыслу части 12 статьи 13 Федерального закона от 23.11.2009 № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон об энергосбережении) является условием для эксплуатации общедомовых приборов учета непосредственно ресурсоснабжающей организацией и включения в реестр требований кредиторов должника расходов ресурсоснабжающей организации – кредитора, связанных с эксплуатацией приборов учета.

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) унитарного предприятия в арбитражном суде рассмотрено заявление о включении в реестр требований кредиторов требований общества: задолженности за просрочку оплаты поставленного энергоресурса, подтвержденной вступившими в законную силу судебными актами, причитающихся сумм неустойки, судебных расходов, а также расходов по эксплуатации приборов учета.

Определением суда, оставленным без изменения в части отказа во включении в реестр требований кредиторов должника расходов по эксплуатации приборов учета постановлением арбитражного апелляционного суда, признаны обоснованными и подлежащими включению в третью очередь реестра требований кредиторов унитарного предприятия требования общества в сумме основного долга, неустойки, процентов и судебных расходов. В удовлетворении требования кредитора в остальной части отказано по мотиву неприменимости в обособленном споре положений части 12 статьи 13 Закона об энергосбережении, а также отсутствия оснований для замены кредитором трансформаторов тока, срок службы которых составляет 25 лет. Кроме того, суды указали на отсутствие у общества права на самостоятельное осуществление замены трансформаторов тока без оформления договорных отношений по замене трансформаторов тока и приборов учета, обязанность по эксплуатации которых лежит исключительно на собственниках приборов учета.

Суд кассационной инстанции, ссылаясь на допущенное нарушение судами при рассмотрении дела норм материального и процессуального права, акцентировал внимание на том, что в силу положений части 12 статьи 13 Закона об энергосбережении после 01.07.2013 на ресурсоснабжающую организацию возложены обязанности не только по установке общедомовых приборов учета, но и по их эксплуатации при невыполнении собственниками приборов учета требований по обеспечению надлежащей эксплуатации приборов учета и неустранении нарушений таких требований до истечения двух месяцев с момента их выявления.

В случае, если у суда имеются доказательства, подтверждающие соблюдение установленной законодательством об энергосбережении процедуры, в соответствии с которой ресурсоснабжающая организация вправе приступить к эксплуатации общедомовых приборов учета, факт проведения работ по замене трансформаторов тока, а также размер понесенных расходов, не оспоренный должником, требование, обусловленное необходимостью возмещения таких затрат, подлежит удовлетворению и включению в реестр требований кредиторов должника.

Постановление от 20.05.2016 № Ф03-1206/2016

по делу № А59-2541/2015

 

12. Обязанность по возмещению судебных расходов не может быть возложена на заявителя по делу о банкротстве при прекращении производства по делу о несостоятельности (банкротстве) в связи с погашением должником кредиторской задолженности, не влекущим ликвидацию должника.

Арбитражный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с ФНС России, как с заявителя по делу о несостоятельности (банкротстве) предпринимателя, расходов за проведение процедуры наблюдения.

Признавая заявленное требование подлежащим удовлетворению, суды первой и апелляционной инстанций исходили из подтверждения материалами дела факта отсутствия у должника имущества, за счет которого возможно погашение вознаграждения и судебных расходов арбитражного управляющего по делу о банкротстве.

В свою очередь, суд кассационной инстанции, отменяя принятые по делу судебные акты, указал, что по смыслу положений статьи 59 Закона о банкротстве при прекращении производства по делу о несостоятельности (банкротстве) в связи с погашением должником кредиторской задолженности, не влекущим ликвидацию должника, судебные расходы по делу о банкротстве возмещаются не за счет заявителя, а за счет должника в порядке, определенном в пунктах 1 и 2 статьи 59 названного закона.

 

 Постановление от 04.07.2016 № Ф03-2788/2016

по делу № А73-14322/2012

 

Судебная коллегия по рассмотрению споров, возникающих из административных правоотношений

 

1. Отсутствие в постановлении судебного пристава-исполнителя об участии специалиста в исполнительном производстве сведений о специалисте-оценщике, равно как и указание неразборчивой расшифровки его фамилии, имени и отчества, является  нарушением требований статей 61, 63 и подпункта 2 пункта 4 статьи 85 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон об исполнительном производстве).

Считая вынесенные судебным приставом-исполнителем постановления об участии специалиста в исполнительном производстве недействительными, индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением, в котором  оспаривал как акты, так и действия должностного лица; в качестве способа восстановления нарушенного права просил суд обязать судебного пристава устранить допущенные нарушения.

Суд первой инстанции признал оспариваемые постановления судебного пристава недействительными по мотивам их несоответствия требованиям статей 61, 63 Закона об исполнительном производстве ввиду отсутствия в названных постановлениях фамилии, имени, отчества специалиста-оценщика и его подписи, отказав в удовлетворении остальной части требований.

При рассмотрении дела в порядке апелляционного производства, суд второй инстанции, установив наличие в материалах исполнительного производства сведений о специалисте-оценщике, признал оспариваемые акты должностного лица законными как соответствующие требованиям статей 3, 4, 5, 9, 15 Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», пункта 7 части 2, пунктов 1, 2 части 4 статьи 85 Закона об исполнительном производстве.

Суд кассационной инстанции счел выводы, изложенные в постановлении апелляционного суда, ошибочными, признав, что неуказание конкретного лица, привлекаемого в качестве специалиста-оценщика, в направляемых в адрес должника копиях постановлений судебного пристава-исполнителя об участии специалиста в исполнительном производстве существенно огранивает право на отвод, предоставленное частью 2 статьи 63 Закона об исполнительном производстве, а судебный пристав, поручая проведение оценки имущества в соответствии с частью 4 статьи 61 названного Закона был обязан предупредить конкретное физическое лицо, которому поручено проведение оценки имущества, об ответственности за отказ или уклонение от исполнения возложенных на него обязанностей, за дачу заведомо ложного заключения или отчета.

 

Постановление от 04.05.2016 № Ф03-1736/2016

по делу № А04-8543/2015

 

2. При рассмотрении дел о привлечении к ответственности за неисполнение предписания административного органа, уполномоченного на его выдачу,  следует принимать во внимание и его объективную исполнимость, которая предполагает наличие реальной возможности у лица, получившего предписание, устранить в указанный срок выявленное нарушение.

Суд первой инстанции, рассмотрев заявление инспекции  регионального строительного надзора и контроля в области долевого строительства о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной частью 6 статьи 19.5 КоАП РФ, установив неисполнение последним ранее выданного им предписания о предоставлении разрешения на строительство капитального объекта, заявленные требования удовлетворил.

Апелляционная коллегия, указав, что разрешительные документы на строительство спорного объекта обществом никогда не получались и проектная документация не разрабатывалась, а также учитывая, что инспекции об этом было известно,  пришла к выводу о фактической  невозможности исполнения ранее выданного предписания, в связи с чем посчитала привлечение общества к административной ответственности за его неисполнение незаконным.

Суд кассационной инстанции, соглашаясь с выводами апелляционной инстанций, обратил внимание на то, что при рассмотрении дел о привлечении к административной ответственности за неисполнение предписания (в данном случае по части 6 статьи 19.5 КоАП РФ) следует принимать во внимание его объективную исполнимость, под которой понимается наличие реальной возможности у лица, его получившего устранить в указанный срок выявленное нарушение.

 

Постановление от 24.06.2016 № Ф03-2691/2016

по делу № А51-494/2016

 

3. Оказание государственной финансовой поддержки субъектам малого и среднего предпринимательства, порядок реализации которой в соответствии с действующим законодательством может быть определен разными органами власти в пределах одного субъекта Российской Федерации путем разработки соответствующих программ с использованием бюджетных средств, учитывая единую целевую направленность программ (возмещение затрат, связанных с уплатой лизинговых платежей), а также предоставление идентичного пакета документов, следует рассматривать как аналогичную поддержку, в связи с чем повторное получение бюджетных средств является незаконным.

Индивидуальный предприниматель, не согласившись с принятыми администрацией муниципального образования решениями об отказе в предоставлении субсидии, обратился в арбитражный суд с заявлением о признании решений незаконными, об обязании рассмотреть заявление и предоставить соответствующую субсидию.

Суд первой инстанции признал незаконным одно из решений администрации об отказе в предоставлении субсидии, возложив на уполномоченный орган обязанность по предоставлению истребуемой субсидии в установленном порядке в месячный срок, отказав в удовлетворении остальной части требований ввиду пропуска заявителем установленного частью 4 статьи 198 АПК РФ срока на оспаривание второго решения.

Проверяя законность принятого решения в части удовлетворенных требований, апелляционный суд поддержал вывод суда первой инстанции о том, что реализация программ поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства разными органами власти в пределах одного субъекта, а именно администрацией субъекта Российской Федерации и администрацией муниципального образования, нельзя воспринять как оказание аналогичной поддержки.

 Суд кассационной инстанции, не соглашаясь с избранным судебными инстанциями правовым подходом, принимая во внимание установленные судами обстоятельства и содержание применимых к спорной ситуации правовых норм, акцентировал внимание на том, что поскольку обе программы, направленные на реализацию мер государственной поддержки, которая оказывается за счет средств бюджета, имеют одну общую цель и сроки их реализации не истекли в обоих случаях, повторное обращение заявителя, не проинформировавшего уполномоченный орган о факте получения им субсидии по аналогичной целевой программе по аналогичным документам до истечения соответствующего нормативно-определенного срока, свидетельствует о нарушении порядка и условий предоставления субсидий. В связи с этим в пределах предоставленных полномочий судебные акты обеих инстанций отменил, в удовлетворении требований отказал.

 

Постановление от 30.06.2016 № Ф03-2243/2016

по делу № А51-13395/2015

 

4. Представление в соответствии с требованиями решения суда и исполнительного листа, выданного на принудительное исполнение судебного акта, банковских и иных расчетных документов без сведений, составляющих банковскую тайну, признается надлежащим исполнением исполнительного документа ввиду отсутствия в последнем, а также в решении суда сведений об объеме истребуемой информации.

Арбитражным судом по результатам проверки законности постановления судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства, возбужденного на основании решения арбитражного суда с предметом исполнения: об обязании предоставления заверенных копий банковских и иных платежных документов за определенный период, принято решение об отказе в удовлетворении заявленных гражданином требований. Оспариваемый ненормативный акт признан соответствующим требованиям закона и не нарушающим права и охраняемые законом экономические интересы лиц в связи с фактическим исполнением исполнительного документа.

Суд апелляционной инстанции выводы, изложенные в решении суда первой инстанции, поддержал.

Руководствуясь статьей 857 ГК РФ, статьей 26 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности», пунктом 22 Указаний Банка России от 22.09.2014 № 3388-У «О дополнительных требованиях к порядку предоставления документов, предусмотренных пунктом 1 статьи 89 Федерального закона «Об акционерных обществах»,   суд кассационной инстанции, проверяя принятые по делу судебные акты и не усматривая оснований к их отмене, отметил, что предоставление в рамках исполнительного производства необходимых документов в силу требований закона без информации, составляющей банковскую тайну, в отсутствие в решении суда, а также исполнительном листе, выданном на принудительное исполнение судебного акта, сведений об объеме информации, которую истребуемые документы должны содержать, не может свидетельствовать о неисполнении соответствующих исполнительных документов.

 

Постановление от 22.06.2016 № Ф03-2568/2016

по делу № А73-15987/2015

 

5. Затраты на оплату услуг такси, понесенные при рассмотрении дела в суде, могут быть включены в состав судебных расходов в случае, если они оправданы и являются документально подтвержденными.

Административный орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с органа местного самоуправления судебных расходов, понесенных при рассмотрении дела, к которым, в частности,  отнесены затраты на оплату услуг такси.

При рассмотрении дела суды первой и апелляционной инстанций руководствовались положениями статей 65, 101, 106 АПК РФ, правовыми позициями, содержащимися в пункте 3 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.12.2007 № 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах», пункте 20 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.08.2004 № 82 «О некоторых вопросах применения АПК РФ». Суды приняли во внимание, что расходы на оплату услуг такси были вызваны необходимостью участия представителя в судебном заседании суда кассационной инстанции, территориально удаленного от места нахождения административного органа, и обусловлены потребностью заблаговременного прибытия представителя в аэропорт к началу регистрации на рейс и обратного возвращения в город, в отсутствие доказательств возможности использования услуг общественного транспорта.

Указанные выводы судов поддержаны судом кассационной инстанции в полном объеме ввиду того, что факт несения административным органом расходов на проезд в такси, свидетельствующий о наличии у заявителя права требовать возмещения понесенных им в связи с этим расходов в силу разъяснений, содержащихся в пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», установлен судебными инстанциями, общая сумма, предъявленная к взысканию,  документально подтверждена,  не превышает норм, установленных Указом Президента Российской Федерации от 18.07.2005 № 813 «О порядке и условиях командирования федеральных государственных гражданских служащих», учитывая статус участвующего в деле лица.

 

Постановление от 17.06.2016 № Ф03-2710/2016

по делу № А51-1105/2015

 

6. Пониженные тарифы страховых взносов не применяются в отношении государственных (муниципальных) учреждений ввиду их организационно-правовой формы.

Образовательное учреждение обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения фонда социального страхования  о привлечении к ответственности за совершение нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах, вызванное неправомерным применением заявителем льготного тарифа, предусмотренного пунктом 8 части 1 статьи 58 Закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный Фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» (далее – Закон № 212-ФЗ).

Отказывая в удовлетворении требования, суд первой инстанции исходил из того, что плательщик не отвечает условиям, предусмотренным пунктом 8 части 1 статьи 58, частью 1.4 статьи 58 Закона № 212-ФЗ, вследствие чего права на применение пониженного тарифа по страховым взносам у образовательного учреждения не имеется, поскольку доля доходов последнего по основному виду деятельности, осуществляемой в рамках государственного (муниципального) задания, финансируемого из бюджетных средств, составила менее 70 процентов.

Суд апелляционной инстанции пришел к противоположному выводу о наличии у образовательного учреждения права на применение пониженных тарифов страховых взносов, признав позицию суда первой инстанции ошибочной, исходил из того, что с учетом правил, установленных статьей 346.15 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ), должны исчисляться как общий доход, так и доход от реализации продукции и (или) оказанных услуг по основному виду деятельности.

Суд округа не согласился с выводом апелляционного суда о наличии у  такого плательщика права на применение льготного тарифа, указав, что наличие у заявителя организационно-правового статуса государственного автономного учреждения в силу пункта 11 части 1 статьи 58 Закона
№ 212-ФЗ является самостоятельным основанием для отказа в применении пониженных тарифов страховых взносов.

 

Постановление от 13.05.2016 № Ф03-862/2016

по делу № А24-2387/2015

Определением Верховного Суда Российской Федерации

от 25.07.2016 № 303-КГ16-9091 отказано в передаче

кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании

Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации

 

7. Судебные расходы взыскиваются в порядке и пределах, определенных АПК РФ, оценка их достаточности и обоснованности дается судом при рассмотрении спора, превышение суммы судебных издержек над суммой иска не является безусловным доказательством чрезмерности судебных расходов.

Индивидуальный предприниматель обратился в суд с заявлением о взыскании с Российской Федерации в лице таможенной службы за счет казны Российской Федерации судебных расходов в размере, превышающем сумму ранее удовлетворенных судом исковых требований.

Судебные инстанции, исследовав и оценив по правилам статей 65 и 71 АПК РФ представленные в дело доказательства в их совокупности и взаимосвязи, приняв во внимание факт выполненных работ, наличие доказательств по их оплате и определив разумные пределы на оплату услуг представителей с учетом требований статьи 110 АПК РФ, посчитали доказанной и подлежащей к взысканию с таможенного органа в пользу предпринимателя заявленную сумму расходов на оплату услуг представителей, исходя из объема оказанных услуг и выполненных работ, категории и сложности дела, количества проведенных заседаний, в которых присутствовали представители предпринимателя, а также учитывая тарифы за представительство в арбитражном суде и судах общей юрисдикции, сложившиеся в регионе.

Суд кассационной инстанции избранный нижестоящими судами подход поддержал, принимая во внимание, что таможня не представила доказательства, опровергающие размер истребуемой предпринимателем суммы  судебных расходов, и не мотивировала доводы о чрезмерности размера судебных издержек.

Судебной коллегией обращено внимание на то, что судебные расходы не являются налогом, и их размер и порядок исчисления основывается на нормах арбитражного процессуального законодательства, которое не содержит критериев и возможности признания судебных расходов необоснованной выгодой. Как отметил окружной суд, не является безусловным доказательством чрезмерности судебных расходов, признанных судом обоснованными и разумными, соотношение размера взысканных убытков и суммы расходов, предъявленной к возмещению.

 

Постановление от 04.04.2016 № Ф03-1107/2016

 по делу № А51-28814/2014

Определением от 25.07.2016 № 303-ЭС15-13486

отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения

в Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации

 

8. Нарушение юридическим лицом положений ГОСТ Р 55292-2012 в части требований по пенообразованию пива не образует события административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена частью 1 статьи 14.43 КоАП РФ.

Управление Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка  обратилось в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности по части 1 статьи 14.43 КоАП РФ в связи с допущенным последним нарушением положений ГОСТ Р 55292-2012 в части требований по пенообразованию пива.

Суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности управлением состава вмененного обществу административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.43 КоАП РФ, в связи с чем отказал в удовлетворении заявленного требования.

Апелляционный суд решение суда первой инстанции отменил, заявление административного органа удовлетворил, привлек общество к административной ответственности по части 1 статьи 14.43 КоАП РФ.

Суд округа, отменяя постановление апелляционного суда и оставляя в силе решение суда первой инстанции, признал правильными выводы суда первой инстанции о том, что выявленное административным органом нарушение обществом ГОСТ Р 55292-2012 «Напитки пивные. Общие технические условия» в части требований по пенообразованию у пивных напитков не образует состав административного правонарушения, ответственность за которое установлена частью 1 статьи 14.43 КоАП РФ. Доказательств того, что названное нарушение создавало угрозу жизни и здоровью граждан, а также что сами по себе выявленные отклонения свидетельствуют о введении потребителя в заблуждение относительно свойств товара, административным органом не представлено. При этом спорные пивные напитки произведены в соответствии с требованиями ТУ 9184-001-21714910-202, а не упомянутого ГОСТ, в то время как на соответствие требованиям указанных ТУ напитки не проверялись.

Постановление от 20.04.2016 № Ф03-1088/2016

по делу № А37-1559/2015

Определением Верховного Суда Российской Федерации

от 25.07.2016 № 303-АД16-7928 постановление

оставлено без изменения

 

9. Принятие таможенным органом в пределах срока выпуска товара решения о возбуждении производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ, в случае последующего признания декларанта виновным в его совершении и назначении наказания в виде конфискации  незадекларированного товара как предмета административного правонарушения, является основанием для отказа таможни в выпуске такого конфискованного товара, декларирование которого производится повторно по иной декларации.

Несогласие с действиями таможенного органа, выразившимися в отказе в выпуске задекларированного товара, явилось основанием для обращения общества в арбитражный суд.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных требований, исходил из того, что действия таможни соответствуют положениям статей 199, 201 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее – ТК ТС) и произведены в связи с тем, что товар являлся предметом административного правонарушения по поданной ранее таможенной декларации, был арестован и помещен на временное хранение.

Удовлетворяя заявленные обществом требования, апелляционный суд признал действия таможенного органа несоответствующими ТК ТС и нарушающими права и законные интересы общества.

Суд округа не согласился с выводом суда апелляционной инстанции об отсутствии у таможни правовых оснований для отказа в выпуске товара, поскольку необходимость совершения указанных действий следует из токования положений пункта 2 статьи 201 ТК ТС в случае выявления нарушений таможенного законодательства таможенного союза при проведении таможенного контроля товаров, а спорный товар конфискован на основании судебного акта как предмет административного правонарушения.

 

Постановление от 04.04.2016 № Ф03-416/2016
 по делу № А51-6089/2015

 

10. Взыскание задолженности налогоплательщика-должника с его зависимого лица возможно только в судебном порядке и при доказанности совокупности следующих условий: если исчерпаны процедуры принудительного взыскания недоимки с самого налогоплательщика в бесспорном порядке; если доказан как факт взаимозависимости, так и факт передачи денежных средств и иного имущества от налогоплательщика зависимому лицу.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с общества А задолженности по налогам, пеням, штрафам, числящейся за взаимозависимым юридическим лицом – обществом Б, привлеченным к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

Суды обеих инстанций, установив невозможность взыскания указанных сумм задолженностей, возникших вследствие недобросовестного исполнения возложенных законом на юридическое лицо налоговых обязательств,  взаимозависимость общества А и общества Б, факт передачи обществом Б с момента назначения выездной налоговой проверки до ее окончания  обществу А недвижимого имущества, утрата которого повлекла невозможность взыскания задолженности непосредственно с общества Б, признали заявленные требования подлежащими удовлетворению, исходя из доказанности налоговой инспекцией оснований возникновения у общества А обязанности погасить налоговую задолженность общества Б.

Правовой подход, избранный судебными инстанциями к разрешению спора, суд кассационной инстанции счел основанным на верном толковании норм материального права, соответствующим фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательства, а действия общества Б по выводу активов и передачи их зависимому лицу расценены судом как подтверждающие преднамеренное уклонение налогоплательщика от исполнения налоговых обязательств и создание препятствий для взыскания налоговой задолженности.

Постановление от 01.06.2016 № Ф03-2054/2016

по делу № А73-11276/2015

 

11. Осуществление индивидуальным предпринимателем деятельности, не облагаемой в силу закона единым налогом на вмененный доход, не освобождает его от обязанности уплачивать установленные налоги и сборы по общей системе налогообложения.

Арбитражным судом рассмотрено заявление индивидуального предпринимателя о признании недействительным решения налогового органа в части доначисления налога на доходы физических лиц, налога на добавленную стоимость, а также соответствующих штрафов за неуплату оспариваемых сумм налогов и исчисления пени.

Разрешая спор, суд первой инстанции, выводы которого поддержаны апелляционным судом, в удовлетворении требований отказал, признавая, что доначисление спорных сумм налоговой задолженности и причитающихся штрафных санкций было обусловлено неисполнение предпринимателем обязанности по уплате соответствующих сумм налогов по общей системе налогообложения, учитывая, что осуществляемая им в спорный период деятельность по передаче в аренду автотранспортных средств с экипажем не охватывается положениями подпункта 5 пункта 2 статьи 346.26 НК РФ, предусматривающего обложение единым налогом на вмененный доход (далее – ЕНВД) автотранспортных услуг по перевозке пассажиров и грузов.

Соглашаясь с выводами судебных инстанций суд округа отметил, что для признания решения налогового органа в части доначисления предпринимателю налогов и сборов по общей системе налогообложения исследованию подлежит вопрос о характере оказываемых последним услуг, которые применительно к обстоятельствам конкретного дела заключались, в отличие от услуг по перевозке, облагаемых ЕНВД в силу подпункта 5 пункта 2 статьи 346.26 НК РФ, в предоставлении транспортного средства на время.

 

Постановление от 23.05.2016 № Ф03-1888/2016

по делу № А04-8502/2015

 

12. Неисполнение требований закона о необходимости оформления прав на земельный участок, занятый недвижимым имуществом, влечет административную ответственность лица, приобретшего данное имущество, по статье 7.1 КоАП РФ.

Постановлением Управления Росреестра общество привлечено к административной ответственности по статье 7.1 КоАП РФ в виде штрафа.

Проверив законность вынесенного административным органом постановления, суд первой инстанции, поддерживая выводы Управления Росреестра о наличии в действиях общества признаков вмененного правонарушения, признал возможным снизить размер штрафных санкций вдвое.

Соглашаясь с избранной судом первой инстанцией правовой позицией, суд округа отметил, что для привлечения к административной ответственности по статье 7.1 КоАП РФ административный орган должен доказать отсутствие у лица, которому вменяется рассматриваемое правонарушение, прав на земельный участок.

При рассмотрении дела установлено наличие у заявителя реальной возможности для соблюдения требований земельного законодательства, в том числе путем прекращения использования спорного земельного участка в установленном порядке посредством формирования земельного участка площадью, занятой объектами недвижимости и необходимой для их эксплуатации, но им не были предприняты все меры к надлежащему исполнению земельного законодательства, не проявлена та степень заботливости и осмотрительности, необходимая для строгого выполнения требований закона, в связи с чем является обоснованным вывод суда о привлечении последнего к административной ответственности по статье 7.1 КоАП РФ.

 

Постановление от 05.07.2016 № Ф03-2194/2016

по делу № А04-10184/2015

 

13. Ввоз на таможенную территорию бывших в употреблении шин и покрышек возможен лишь при предоставлении в таможенный орган лицензии (в случае, если шины ввозятся как отходы) или заключения, иного разрешительного документа (в случае, если шины ввозятся для дальнейшей эксплуатации и в силу своих потребительских свойств безопасны для таковой, в связи с чем не являются отходами).

Обществом на таможенную территорию Таможенного союза ввезены шины для автомобильного транспорта, бывшие в употреблении.

Выявив в ходе таможенного контроля, что обществом не представлена лицензия, необходимая для выпуска товара, таможенным органом было принято решение об отказе в выпуске товаров, не согласившись с которым декларант обратился в арбитражный суд с заявлением о признании его незаконным.

Суды первой и апелляционной инстанций, проверяя законность решения таможенного органа, пришли к выводу, что в отношении ввоза товара «шины пневматические для легковых автомобилей, бывшие в употреблении» подлежит применению Технический регламент Таможенного союза «О безопасности колесных транспортных средств», утвержденной Решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 № 877, вступивший в силу 02.01.2015, в связи с чем указали на необходимость подтверждения его пригодности к дальнейшей эксплуатации и соответствия требованиям безопасности, установленным Техническим регламентом и применяемым в соответствии с ним ГОСТ Р 51709-2001.

Из требований ТК ТС, Инструкции по заполнению таможенных деклараций и формах таможенных деклараций, утвержденной Решением Комиссии Таможенного союза от 20.05.2010 № 257, Инструкции о порядке оформления отказа в выпуске товаров, утвержденной Решением комиссии Таможенного Союза от 20.05.2010 № 262, Решения Коллегии Евразийской экономической комиссии от 21.04.2015 № 30 «О мерах нетарифного регулирования», Положения о ввозе на таможенную территорию Евразийского экономического союза и вывозе с таможенной территории Евразийского экономического союза опасных отходов, разъяснений Евразийской Экономической Комиссии (письмо от 26.06.2015 № 13-548), Технического регламента Таможенного союза «О безопасности колесных транспортных средств», утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 № 877, следует, что ввоз товара «шины и покрышки пневматические, бывшие в употреблении» возможен лишь при предоставлении в таможенный орган лицензии (в случае, если шины ввозятся как отходы) или заключения, иного разрешительного документа (в случае, если шины ввозятся для дальнейшей эксплуатации и в силу своих потребительских свойств безопасны для таковой, в связи с чем не являются отходами).

Лицом, обязанным подтверждать отражаемую в декларации информацию, а также указывать сведения о документах, на основании которых заполняется декларация, является декларант.

Установив отсутствие доказательств представления обществом разрешительной документации, суды признали оспариваемое решение законным и обоснованным.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства суд округа, с учётом конкретных обстоятельств дела, с выводами судебных инстанций согласился.

Постановление от 11.03.2016 № Ф03-671/2016 по делу

№ А51-13990/2015

Определением от 25.07.2016  № 303-КГ16-8043

отказано в передаче заявления для рассмотрения

в судебном заседании

Судебной коллегии Верховного Суда

Российской Федерации